comrade_q (comrade_q) wrote in ru_football,
comrade_q
comrade_q
ru_football

Category:

Ретро.

Я. Гашек

ТОВАРИЩЕСКИЙ МАТЧ МЕЖДУ “ТИЛЛИНГЕНОМ” И “ГОХШТАДТОМ”

Между баварскими городами Тиллингеном и Гохштадтом-на-Дунае царит лютая вражда. В средние века тиллингенцы, посадив в лодки солдат с большим запасом запальных средств, отправлялись в поход на Гохштадт, который после таких посещений на раз горел. Случалось, что гохштадцы гнали тиллигенцев обратно все 40 километров, и десятикилометровая дубовая аллея, что за Гохштадтом поднимается в гору к Тилленгену, называется “У повешенных тиллингенцев”.
Тиллингенцы же – и в этом отличие одного города от другого, - взяв в плен своих гохштадтских соседей, топили их как котят, в Дунае, а когда однажды член гохштадтского магистрата попал в руки тиллингенцев, они четвертовали его и одну четверть отправили со специальным послом в Гохштадт, а там этого посла повесили на городских воротах, несмотря на все уверения бедняги, что он лицо неприкосновенное.
Так продолжалось до той поры, когда города были лишены привилегии устраивать такого рода игры и развлечения, ибо новые времена смягчили жестокость набегов и пришлось ограничиться драками на постоялом дворе “У ангела-хранителя”. Двор этот находится в 20 километрах от Тиллингена – на границе обеих вражеских земель.
Сюда ходили драться из этих городов каждое воскресенье и по престольным праздника. Бойца приходили сюда пешком, а от сюда их увозили в обе стороны на телегах для сена и в возницах, с разбитыми головами и переломанными ребрами, весьма довольных прекрасными результатами.
Каждая сторона старалась поддержать репутацию города–победителя в боях, длившихся столетиями, и драки в трактире «У ангела-хранителя» были также упорны, как сотни лет назад, когда тиллингенцы с горящими смоляными факелами лезли по приставным лестницам на стены Гохштадта, защитники которого сталкивали их в городские рвы палицами весом в полцентнера.
Они были также настойчивы, как и в те времена, когда гохштадтцы тараном разбивали ворота Тиллингена, а тиллингенцы поливали их сверху кипящей смолой. Ни одна сторона никогда не признавала, что была наголову разбита, пока краевые власти не передали гохштадтцев в руки тиллингенцам. Гохштадтский округ был ликвидирован, и Гохштадт вошёл в округ Тиллинген. В Гохштадте был районный суд, а в Тиллингене – окружной. Гохштадтцы производили над своими людьми только следствие, а следственные материалы посылали в тиллингенский окружной суд, который судил строго и сурово. Гохштадтцам приходилось ходить в Тиллинген на призывной пункт, и во всех официальных делах Тиллинген шёл на первом месте, а Гохштадт шёл за ним.
Гохштадтцы по всем статьям были гандикапированы, посрамлены, обижены. А когда в одно воскресенье они как следует наподдали тиллингенцам на постоялом дворе «У ангела-хранителя», в следующее воскресенье там было столько жандармов из тиллингенского округа, что гохштадтцы при всём желании не могли закрепить свой успех.
С той поры они встречались только случайно, когда им вместе приходилось отбывать военную службу, и гохштадтцы, окружённые со всех сторон врагами, уступали превосходящим силам противника, а вернувшись домой говорили, что в таких условиях бессмысленно затевать драку, и домашние считали их трусами. Казалось, что гохштадтцы уже никогда не посрамят своих соперников, но тут новое время принесло в Южную Германию футбол.
Поначалу клубу “Тиллинген” нечего было и соваться против футбольной команды из Гохштадта.
Нападающие клуба “Гохштадт” играли неподражаемо. Они шли на мяч так же энергично, как некогда их предки шли на приступ городских ворот тиллингенцев. Посылали мячи в ворота вражеских клубов с такой непреодолимой силой, как сто лет тому назад тараны и пращи гохштадцев разбивали ворота Тиллинген.
Благодаря своей сыгранности игроки “Гохштадт” - полузащитники, крайние нападающие – разбивали стенку игроков перед вражескими воротами, и однажды случилось так, что вместе с мячом они забросили в ворота соперника и своего защитника, причем никто не понял, как это произошло.
Удары их были страшны. Мяч, забитый в ворота противника, отбрасывал вратаря в сторону, прорывал сетку, отрывал ухо болельщику, сидящему за воротами, убивал собаку, игравшую за стадионом, и ломал ногу прохожему, пытавшемуся его остановить.
Другой пример: в игре “Гохштадта” с “Ингольштадтом” мяч “Гохштадта”, посланный в ворота “Ингольштадта”, привел к двум жертвам. Вратарь и мяч испустили дух, игру пришлось прервать на десять минут, пока не пришел новый вратарь и не принесли новый мяч.
Их игру называли исключительно суровой, и в спортивной рубрике газеты Ржзене об одном их матче писали, что это был не футбол, а страшный суд. В другой газете о встрече “Гохштадт” - “Рингельскейм”, что она напоминала битву под Верденом.
В осеннем сезоне зелено-синие гохштадцы могли похвастаться следующими успехами: сломанных ног – 28, переломанных ребер – 49, выбитых и переломанных рук – 13 пар, сломанных носов – 52, сломанных лопаток 16, сломанных или поврежденных переносиц – 19, ударов в живот, выведших игроков из игры – 32, выбитых зубов – 4 дюжины. Если принять во внимание, что за осенний сезон в общей сложности забито 280 голов, а в свои ворота пропустили лишь 6, то это был потрясающий результат активной игры.
Печатные органы клубов противников из зависти к их успеху писали о лучшем игроке “Гохштадта”: “Фридмана преследует неудача. Он сломал соперникам только две ноги и не дотянулся до колена вратаря”.
Они победили все клубы южной Германии, а когда пригласили на товарищеский матч с севера клуб “Альтону”, из всей команды вернулся только вратарь с перевязанной ногой, оставив всех игроков, включая запасных, в больнице Гохштадта-на-Дунае.
Могли ли тиллингенцы спокойно взирать на это, имея свой клуб бело-желтых? Команда клуба “Тиллинген” была на неплохом счету: она играла резко и удары игроков по голени и колену противника были так же сильны и опасны, как и у гохштадтцев. Их удары в живот были весьма точны и награждались бурными аплодисментами тиллингенских зрителей… Тем не менее они проигрывали матч за матчем.
Однажды их осенило, и они пригласили тренера из Мюнхена, англичанина Бернса, который учил играть корректно, искусно пасовать, комбинировать и занимался с ними с утра до вечера, пока наконец мог сказать:
- можете пригласить команду-чемпиона Лейпцига.
Они пригласили и проиграли со счётом 2:4.
- Это не страшно, утешил их тренер Бернс, - ещё три таких поражения – и можете никого не бояться.
И они вновь усердно тренировались в корректной комбинационной игре, где индивидуалист, действующий только на свой риск – ничто, считается фанатиком, и где признаётся только коллективная игра.
Пригласили первоклассную команду «Пруссия» и проиграли со счётом 1:2. Затем вничью сыграли с отличной командой «Мюльсгаузен 1912», и тренер сказал им, что теперь вряд ли найдётся противник, который смог бы их одолеть.
Ответная игра чемпиона Лейпцига с клубом «Тиллинген» закончилась полным разгромом Лейпцигских футболистов. Они привезли домой пять голов и оставили в сетке ворот «Тиллингена» только один гол, забитый со штрафного.
Когда в клубе “Гохштадт” узнали о блестящей победе “Тиллингена” над Лейпцигом, все просто позеленели от злости. Прочитав же в “Альменгейне Спортцейтунг”, что бело-желтые, после своего блестящего воскресного успеха не имеют серьёзного соперника в южной Германии, гохштадцы почувствовали себя, как их предки, когда тиллингенцы овладели Гохштадтом и разграбили его.
А в газетном отчёте их привели в неописуемую ярость и гнев фразы: «блестящая игра полузащиты «Тиллингена», «самоотверженность вратаря «Тиллингена», «безупречная атака нападающего», «ураганный огонь по воротам Лейпцига», «блестящие пасы крайнего нападающего».
- Я бы его так запасовал, - угрюмо сказал центральный форвард Томас, - что ему бы уже ни с кем не пришлось играть, разве только на небе против ворот святого Петра.
- Из вратаря «Тиллингена» я сделал бы копченое мясо с капустой, а из защитника – натуральный шницель – послышался уверенный голос крайнего нападающего.
Все сидели в клубе, и разговор на минуту затих. Все ждали, что кто-нибудь скажет веское слово, которое прояснит ситуацию и снимет со всех тяжесть.
Этим человеком оказался секретарь клуба.
- Сыграем с ними товарищеский матч, - предложил он. – Пригласим их сюда. Это сделают наши газеты. Ответный матч играть не будем, поскольку команда “Тиллинген” сыграет у нас свой последний матч. Кто не искалечит полностью хоть одного игрока, будет исключен из команды, а если он где-то работает, нажмем на хозяина, чтобы его уволили с работы. Кроме того его привяжут к сетке ворот и все будут бить по нему мячом.
Местные газеты, немедленно предоставленные в распоряжение “Гохштадта”, начали соблазнять “Тиллинген” приехать на вулканическую почву их города.
Особенно искусно была написана статья «Лучшая команда Южной Германии». В ней отдавалось должное последней победе «Тиллингена», высоко оценивалась их игра и ошеломляющие результаты. Автор утверждал, что клуб «Гохштадт» тоже может продемонстрировать ряд блестящих побед, но решить вопрос, какой клуб лучше, «Тиллинген» или «Гохштадт», может только встреча обоих клубов в товарищеском матче, в котором нужно забыть всё, что когда-то разделяло два города, чьи имена гордо носят клубы. Футбол – игра международная, и местные интересы не играют здесь никакой роли. Побеждает не физическая сила средневековых солдат, а чистая идея спортсмена, который вкладщывает в свою игру смелость и высокое спортивное мастерство. С приездом «Тиллингена» в Гохштадт навсегда исчезнут все недоразумения между двумя городами старой Швабии.
Нечто подобное писали гохштадтцы несколько столетий назад, приглашая бургграфа Тиллигена почтить их своим приездом: у них, мол, самые честные намерения, они посылают ему охранную грамоту, пусть он приедет договориться о границе тиллингенских и гохштадтских земель.
Когда господин бургграф из Тиллингена приехал, ему и в самом деле никто не причинил зла, благоразумно обсуждали с ним все спорные вопросы, но при этом господин бургграф так разгорячился, что гохштадтцы, чтобы успокоить его, были вынуждены повесить гостя. Он так и раскачивался на зубцах стены с охранной грамотой в руке.
- Ну, что же, посмотрим на них, - сказали в клубе “Тиллинген”, когда прочли газеты.
Еще в прошлом году о нас почти никто не знал, а теперь даже гохштадтцы рассыпаются в похвалах. Не прошло и 14 месяцев, как они писали о нас, что мы самая ничтожная команда в мире, и рекомендовали нам играть в чижика, а не в футбол. Что ж, если они хотят, что бы мы им всыпали, мы не возражаем сыграть с ними товарищеский матч. Все они известные драчуны, которые даже представления не имеют об игре головой. Лучшая комбинация у них – окружить игрока со всех сторон и сбить его с ног. Они прут на игрока, а не на мяч.
- И мы так делали, - вздохнул крайний нападающий, - поверьте, это было хорошее время. Помните, как я покалечил центрального нападающего из Ульмебрюдер. Сломал ему позвоночник, шею и переломил левую ногу, и все это одним ударом.
- Мы похоронили его за счет клуба, - язвительно заметил кассир, - ваш удар обошелся нам в 2000 марок, потому что у всех возникла дурацкая идея заказать гроб в форме мяча.
- Но матч мы доиграли, и нам не пришлось возвращать плату за билеты, - сказал в оправдание крайний нападающий.
- Конечно, мы выиграем у Гохштадта, - торжественно заявил капитан, - выиграем тонкой комбинационной игрой.
Секретарь клуба “Гохштадт” приехал в следующее воскресенье в Тиллинген, где, в сущности, договорился об уже решенном вопросе, о сроках проведения встречи. Не считая нескольких враждебных взглядов на секретаря “Гохштадта”, с ним ничего не произошло, и он без помех обо всём договорился. Товарищеский матч пройдет на стадионе “Гохштадт” в следующее воскресенье. Чистый доход от билетов поровну поделят оба клуба.
Затем, по старой клубной привычке, отправились в трактир, где пили до утра за счет клубов. К утру договорились о следующем: 1) Нейтральный судья – из Регенсбурга. Проезд и прочие расходы оплачивают два клуба. 2) Прадедушка капитана “Гохштадта” был при нападении на город Тиллинген рассечен от головы до пят мечом прадедушки капитана клуба “Тиллинген”, которого потом проткнул копьём прадедушка секретаря “Гохштадта”.
Затем веселье стало спадать, и секретарь клуба «Гохштадт» счел за благо незаметно уйти и исчезнуть, так как заметил, что капитан клуба как-то странно на него поглядывает, словно собирается что-то предпринять для реабилитации своего рода.
Наконец наступил славный день, когда тиллингенцы после столетий вновь направились в Гохштадт, где всё было приготовлено к обороне.
В Тиллингене и Гохштадте были распроданы все плетки, свинчаки, дубовые трости и револьверы. Ручные чемоданы тиллингенцев были подозрительно тяжелы – они везли с собой камни. У гохштадтцев камнями были набиты карманы. Матч начался точно в половине четвертого, а уже в три часа тридцать три минуты началось светопреставление.
Первым пал нейтральный судья. Он получил два удара по голове плетью – по одному от сторонника каждого клуба. В двух местах ему проломили череп, и перед кончиной он прохрипел: “Офсайд”, - так как не мог свистеть – новый удар плетью раздробил свисток в его губах.
Тиллингенцы имели численный перевес, поскольку их приехало 10000, а в Гохштадте проживало всего 9000.
Гохштадтцы отчаянно защищались и во всеобщей суматохе смогли повесить капитана “Тиллингена” на перекладине ворот «Гохштадта».
Центральный нападающий “Тиллингена” загрыз двух защитников “Гохштадта” и был застрелен центральным нападающим того же клуба.

В спортивной рубрике всех ежедневных газет Германии на следующий день появилась краткая телеграмма: “Интересный матч «Тиллинген»-«Гохштадт» не был окончен. На стадионе погибло 1200 гостей и 850 местных жителей. Оба клуба ликвидируются. Город горит. ”.

Вспоминая после этого матч «Славия»-«Спарта», я ясно вижу, что футбол у нас ещё в пелёнках.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments